0

Насильственные исчезновения жителей после похищения российскими эскадронами смерти на территории Чеченской Республике. Российский государственный террор.

 университет Индиана, США, 30.03.2018

 

 

I. Первая российско-чеченская война

  1. Как известно 11 декабря 1994 года начались активные боевые действия, между двумя сторонами конфликта: Российской Федерацией – пытавшейся взять регион под свой контроль и Чеченской Республикой Ичкерией – провозгласившей себя независимым демократическим государством. В ходе боевых действий с российской стороны, применялись все виды наиболее современного вооружения, включая тяжёлой артиллерии и авиации. Использовались специальные силы и фактически методы устрашения, и подавления чеченского народа, включая похищения и содержания в так называемых «фильтрационных пунктах» или вырытых ямах-зинданах под открытым небом, подвалах и т.д. Статистика исчезновений в первую войну не точная, да и слабо исследована в силу объективных причин нежелания российской стороны. Однако я могу констатировать, что российское государство в силу беспрецедентного сопротивления чеченскими бойцами в первую войну, не смогла применить весь набор инструментов подавления чеченского народа, включая похищения людей. Но опять же, это не была добрая воля, желание соблюдать право и права людей российским руководством, а исключительно нарушение запланированных боевых порядков, огромных потерь среди военнослужащих и специальных подразделений в результате атак чеченского сопротивления, которые в конечном счёте и выиграло эту войну, вынудив российские войска покинуть территорию Чеченской Республики. Именно поэтому, количество похищенных/бесследно исчезнувших в первую 1994-96 гг., войну хотя и были, но не были в таком угрожающем количестве, как во вторую войну. И преимущественно такие случаи исчезновения относятся к ударам по населённым пунктам авиацией и тяжёлой артиллерией, захоронением в общих могилах и нежеланием в последующем провести необходимые процедуры идентификации со стороны российского государства. Но также были и целенаправленные задержания, отдельных лиц, похищения и последующие исчезновения людей.

II. Вторая российско-чеченская война. 1999 – 201? (по настоящее время)

Вторая российско-чеченская война, отличилась именно реализацией российским государством набора устрашающих инструментов против населения Чечни, в котором очень существенную роль, в плане подавления населения и взятия контроля над территорией Чечни, её удержания, сыграл элемент похищений и последующих бесследных исчезновений людей. Если провести небольшой анализ российской правой-нормативной базы принятой после окончания 1996 году первой войны, становится очевидным, что российское государство заранее подготовилось к использованию элемента похищений людей и их последствиям.

Это обстоятельство находит подтверждение в принятом в 1998 году, в так называемом законе “О борьбе с терроризмом”, где недвусмысленно прописано право представителей власти в статье 13 пункте 2 и 3: в 2 пункте сказано, что представители имеют право «задерживать лиц для установления личности» и в пункте 3, «задерживать и доставлять лиц, совершивших или совершающих правонарушения либо иные1 действия, направленные на воспрепятствование законным требованиям лиц, проводящих контртеррористическую операцию, а также действия, связанные с несанкционированным проникновением или попыткой проникновения в зону проведения контртеррористической операции»

1 «Иные» – отсылочная норма, которая используется в нужных для оправдания преступлений российских силовых структур случаях

2 Президент Российской Федерации Б. Ельцин Москва, Кремль 25 июля 1998 года N 130-ФЗ ((Статья дополнена – Федеральный закон от 21.11.2002 г. N 144-ФЗ)

В статье 13 данного закона в пункте 1.4.: «беспрепятственно входить (проникать) в жилые и иные принадлежащие гражданам помещения, независимо от форм собственности, а также в транспортные средства».

В статье 16.1. Этого же закона: «Погребение террористов, умерших в результате пресечения террористической акции, осуществляется в порядке, устанавливаемом Правительством Российской Федерации. При этом их тела для захоронения не выдаются и о месте их захоронения не сообщается2».

Как мы видим, государство законодательно заблаговременно предусмотрела всю цепь похищений/бесследные исчезновения: беспрепятственного проникновения в пространства, задержание/похищение, последующие сокрытия всяких следов. Именно эти три составные части и составляют похищений с последующими исчезновениями людей.

Я считаю, что сам по себе именно этот инструмент обеспечил подавление населения Чечни посредством всепроникающего страха, вытекавшей из спланированной схемы насилия: похищений-пыток-внесудебных казней-бесследных исчезновений людей.

На практике, это происходило, таким образом, в начальный период второй российско-чеченской войны, жители задерживались или похищались преимущественно силами министерства обороны и МВД во время боевых действий или проведения так называемых «зачисток» населённых пунктов. Могу сказать, что часто даже из чувства мести, так как российское руководство сделала огромный акцент на идеологической накачке военнослужащих и милицейских подразделений посредством демонстрации лживых фото/видео/текстовых материалов откровенно фашистского содержания, вызывая ненависть к чеченцам как к врагам российского государства и террористам. В этот период, мы не можем говорить о скоординированных и относительно массовых похищениях и бесследных исчезновениях людей.

Однако, всё изменилось после передачи функций управления так называемой «контртеррористической операции» в 2001 году ФСБ. Именно это можно считать отчётной точкой, начала массовых похищений и бесследных исчезновений людей на территории Чеченской Республики, как целенаправленной и хорошо организованной «линии поведения» российского государства. Ситуация с похищениями и исчезновениями жителей Чечни начала резко меняться в худшую сторону. Эти акции начали приобретать системный, массовый и очень хорошо скоординированный характер.

Происходило по одним и тем же схемам:

i. ночью, в местах проживания людей без предупреждения врывались вооруженные, скрывающие под масками лица российские силовики. Применяя часто насилие по отношению к членам семьи похищаемого человека, осуществляя порчу имущества, совершали похищение людей. Увозя человека в неизвестном направлении без сообщения каких–либо сведений о своей принадлежности и месте последующего содержания похищаемого;

ii. на многочисленных блок-постах, на территории Чеченской Республики задерживали людей, с определённой фамилией, внешностью, наличием определённого транспорта, которых также увозили в неизвестном направлении, либо в расположение конкретных подразделении российских сил;

iii. в ходе так называемых «зачисток»3, «проверка паспортного режима» согласно трактовке российских властей, а на самом деле полноценных террористических акций, поскольку сопровождались, похищениями, пытками, изнасилованиями, внесудебными казнями, взятием в заложники гражданского населения, требованиями выкупа за живых людей и трупов.

 

3 В целом так называемые «зачистки» имели своей целью подавления политической активности через устрашение гражданского населения Чечни методом применения или угроз применения насилия, оружия и взрывчатых веществ – это и является основным признаком террора. Похищенные массово люди концентрировались в одном месте, часть похищенных освобождались после пыток и унижений, а часть исчезала;

 

III. Линия поведения российского государства

Поиски и обращения к силовым структурам России, в Прокуратуру, ФСБ и МВД оставались безрезультатными. Часто под давлением родственников, им всё же приходилось возбуждать уголовные дела, которые практически в 99 процентах случаях целенаправленно не расследовались. Даже в случаях, когда свидетели и очевидцы сообщали бортовые номера вертолётов, БМП, БТРов и другой техники использованной при похищении их родственника. Или даже абсолютной идентификации, в случаи отсутствия на похитителях закрывающих лицо масках людей участвовавших в таких похищениях с последующим исчезновением. Напротив, обладание такой информации как впоследствии выяснилось, оказалось очень опасным для самих родственников и свидетелей похищения.

Отсутствие всякой судебной перспективы, заставило многих родственников бесследно исчезнувших обратиться в Европейский Суд по правам человека с надеждой установления информации о судьбе похищенных и без вести исчезнувших людей. Однако, фактически это тоже в абсолютном большинстве случаев оставалось также без результатным, поскольку российское государство настаивало на «секретности своих операций в зоне проведения контртеррористической операции». Мне не известен ни один случай, когда обращение в Европейский Суд по правам человека привёл к установлению судьбы похищенного и бесследно исчезнувшего жителя Чеченской Республики. Решения Европейского Суда по правам человека, где очень ясно установлена причастность российских силовых структур к похищениям с последующим исчезновением людей – не исполняются. И как бы печально это не звучало, я не вижу никаких предпосылок для их исполнения при существующем в России режиме.

IV. Практики российских силовых структур на территории Чечни по сокрытию своих преступлений в ходе похищения людей.

 Жертвы похищения:

i. Становились объектами применения, так называемого метода «распыления», т.е. когда живого человека или труп, с целью сокрытия, обкладывались большим количеством взрывчатых веществ и подрывались. Таки образом, живой человек или труп действительно распылялся с потерей всякой возможности идентификации;

ii. Трупы людей хоронились в вырытых специальным способом ямах, когда в одну яму бросался труп человека и сверху засыпали немного землёй, потом накладывался следующий труп и опять засыпался землёй и т. д. Таким образом, делая очень затруднительным обнаружение и идентификацию похищенных и исчезнувших людей;

iii. Живые или трупы людей сбрасывались с большой высоты с вертолётов в труднодоступной горно-лесистой местности, в озёра и реки, что также сводит к минимуму возможность обнаружений и идентификаций останков людей – о чем имеются множество примеров.

V. Работа правозащитников, попытки расследований похищений/исчезновений людей

Работа правозащитников в данной проблеме сводилась к сбору, обработке и оказанию правовой помощи родственникам похищенных/бесследно исчезнувших жителей Чечни. Это написание заявлений в различные государственные инстанции с просьбой предпринять меры по установлению местонахождения похищенного/бесследно исчезнувшего человека. Оказание помощи в возбуждении уголовных дел со стороны российских силовых структур/прокуратуры – кстати, последним не хватало, что человек похищен/исчез, было очевидно их нежелание предпринимать меры. Прикладывая немалые усилия, всё же силовикам приходилась заводить уголовные дела, фактически целенаправленно они не расследовались. И здесь, правозащитникам приходилось заниматься жалобами на бездействие следователей/прокуратуры или подавать жалобы в суд, а решения судов первой инстанции обжаловать в судах второй инстанции и т. д. В итоге, некоторые из этих дел были направленны в Европейский Суд по правам человека. И на данное время, Европейским Судом приняты около 30 решений, которые исполняются только в части выплаты компенсаций родственникам похищенных/бесследно исчезнувших жителей Чечни. Однако, никаких мер по установлению судьбы этих людей российским государством – не предпринято. Напротив, всякие попытки, следователей/прокуратуры Чеченской Республики расследовать эти дела встречают яростное сопротивление на федеральном уровне. Ответов на направленные следователями/прокуратурой Чеченской Республики запросы о предоставлении информации об конкретных инцидентах, подразделениях, их участниках связанных с похищениями/бесследными исчезновениями, даже если указываются бортовые номера техники, мест дислокации военных, имён или особых примет российских военнослужащих не предоставляется ни министерством обороны, ни МВД, ни тем более ФСБ.

Еще одним очень важным направлением работы правозащитников, ПЦ «Мемориал» является составления максимально точной информации о числе и обстоятельствах похищений/исчезновений жителей Чеченской Республики. В данное время в этой базе около 3 000 похищенных/бесследно, (хотя другие источники свидетельствуют о 7 000 человек) исчезнувших после их похищения российскими силовыми структурами. Это была очень трудоёмкая и скрупулёзная работа с охватом всей географии Чечни, и даже сопредельных регионов.

VI. Причины исчезновений

Я считаю, что исходя из практики, да и собственного горького опыта похищения, что исчезновения являются прямым следствием использования брутального террора и применения пыток с целью подавления политической воли чеченского народа к построению независимого демократического государства – Чеченской Республики Ичкерия. Это обстоятельство подтверждается тысячами найденных на территории Чеченской Республики,  трупов похищенных людей со следами прижизненных пыток. В условиях антипартизанских действий, подавления политической воли целого народа, российскими силовые структуры использовали пытки для так называемых «форсированных допросов» позволяющих им не соблюдать какие-либо процессуальные нормы, а просто подвергать пыткам людей не опасаясь за его жизнь. Эти практики обрели настолько широкую практику, что смело можно сказать об оживлении древнегреческого принципа «Барсанас», когда показания людей, не полученные под пытками, просто не признавались и не принимались судами.

 


Как обратиться в Human Rights Analysis Center:

[recaptcha class:center-ka]